Великий реформатор ( 2 часть)

paris

Air France приветствовали красным сухим, а до города любви было лету всего ничего. Аня обожала Париж. Еще студенткой она побывала здесь впервые и всегда мечтала вернуться. Тогда, в 19 лет она была очень счастлива и беззаботна. То был ее первый выезд за границу и это был он…Париж. На собранные со стипендий деньги она вместе с подружкой приехала в Париж всего лишь на 3 дня. Они жили в скромном хостале, курили дешевые сигареты, которые привезли с собой, и до полуночи бродили Елисейскими полями. Это было потрясающе.

В этот раз Аня собиралась очень ответственно, выбирая каждый наряд и украшения. Ведь это же был город ее мечты, город вселенской любви и эта встреча была очень-очень важная для Анны Сергеевны. Ане, казалось, что она продумала все до мелочей и была готова к любому форс-мажору… Но разве может в городе любви возникнуть форс мажор?.. Этого просто не могло быть.

Первый конфуз возник сразу по прилету, когда вместо такси Гриша повел Анну Сергеевну на автобус. Декабрь в Париже все же декабрь и было зябко и ветрено. Пол часа они простояли в очереди, несмотря на предложение Ани взять такси. Автобус остановился в двух кварталах от намеченного отеля и пришлось еще пол часа ковылять по старым французским улочкам под моросящим дождем, где их ждала…всего лишь одна комната с кроватью на весь номер.

На самом деле кровать была не очень большая, просто номер был более чем скромного размера. Все было очень маленьким, если не сказать миниатюрным и Аня постоянно налетала на острые углы и моментально набила себе пару синяков. Прикроватных тумбочек не было, и Аня решила расставить косметику в ванной комнате. Но за дверью в ванную ее ждало еще большее разочарование, не было полочки, и Аня расставила косметику на унитазе. Чтобы закрыть дверь изнутри ей пришлось максимально поджать ноги и придерживать дверь рукой, так как внутренний замок отсутствовал.

«Черт возьми», —  думала Аня. Это же такая мелочь. Ведь это Париж!!!! Здесь все маленькое и старое… и это нормально, подумала Аня и распахнула шторы… Окно выходило в стену соседнего здания и света почти не было. Но поразмышлять на эту тему ей не пришлось, Гриша сказал, что у них еще экскурсия, а потом званый ужин с его друзьями. Дресс-код – вечерний.

Анна Сергеевна надела свое маленькое черное платье и туфли на высоком каблуке. Ей хотелось почувствовать себя настоящей француженкой. Гриша одобрительным взглядом окинул ее прикид и они вышли на улицу. На улице их не ждало такси, наоборот они добрых 15 минут шагали к метро. Но Анна Сергеевна этого не замечала. Она гордо шла под руку с Гришей и дышала полной грудью декабрьским парижским воздухом. Потом еще 30 минут на метро. Они должны были забрать прокатное авто, но по дороге посетить несколько экскурсий.

В средине пути Аня почувствовала легкую тяжесть в ногах, но продолжала держаться молодцом и бодро стучала каблучками в Парижском метром. Потом они зашли в парочку музеев и наконец-то присели в маленьком уютном кафе. Гриша заказал шампанское и макарунс. Аня была счастлива и позабыла о боли в ногах. Париж требует жертв! Через пару тройку часов они наконец-то забрали прокатное авто и Аня счастливо плюхнулась на переднее сидения, пошутив, что машину нужно было взять еще в начале пути, на что Гриша ей тут же возразил, что это было бы слишком затратное предложение. Анна Сергеевна пожала плечами и тут же забыла об этом случае.

Вечерний Париж был восхитительным. И ничего не могло испортить этого ощущения. Ужин с друзьями был скучным, а друзья старыми, почти антикварными. Они что-то обсуждали на французском, а Аня потягивала сухое красное. То ли французская кухня, то ли слишком много красного, но по дороге домой Ане страшно захотелось пить, и она попросила Гришу заехать в магазин за водой. Он ответил, что в этом нет необходимости и она выпьет воды уже в номере. Но в номере воды не оказалось, и Аня снова вернулась к этому вопросу. На что получила предложение выпить воды из крана, что, мол в Париже, все пьют воду из крана.

Это было слишком, и Аня возмутилась. Она не собиралась пить воду из крана, пусть и в Париже, и была готова отправиться в магазин, что в результате ей и пришлось сделать. Гриша же демонстративно пил воду из крана. Моросил дождь, Аня брела по вечернему Парижу, который не казался ей уже таким восхитительным и дружелюбным, а мистическое благородство Гриши Тихонорова таяло с каждым часом. Аня была не готова.

Не готова бегать на шпильках по парижскому метро, не готова пить воду из крана, не готова разделить с Гришей постель, пусть даже в романтическом городе Любви. Аня вернулась спустя 2 часа, когда Гриша уже спал, и еще минут 15 смотрела на его такое грустное и такое доброе помятое лицо. Ей стало жалко Григория. А на следующий день был Новый год.

Григорий сразу предупредил, что они будут передвигаться в этот день на метро, так как в городе много пробок. Метро так метро, и Аня достала сапоги на низком ходу. Париж Парижем, а шпильки в метро она больше не осилит.

Весь день шел дождь. К концу дня Аня чертовски устала, за целый день они посетили десяток выставок и музеев, а еще предстояла музыкальная опера и новогодний ужин. Время на отдых просто не было. И Анна Сергеевна кажется была на грани «УВИДЕТЬ ПАРИЖ И УМЕРЕТЬ». В этом что-то было.

Вечером Аня так и не смогла одеть шпильки. Беготня по городу дала о себе знать и Анна Сергеевна просто не влезла в свои супер лодочки. Гриша пол часа упрашивал Аню переобуться, но в итоге плюнул и отменил праздничный ужин в Нотердаме, так как Аня не была сговорчива и дресс код не был соблюден.

Музыкальная опера Кармен была потрясающая и этого немного скрасило новогодний вечер. А потом они час бегали под дождем, ища свободные места в кафе. До встречи нового года оставалось 25 минут. Прическа Анны Сергеевна мягко стекала по плечам вместе с дождевой водой, ведь зонта у них не было. Наконец-то за 15 минут до боя курантов им все-таки удалось приземлиться в каком-то баре без телевизора и часов как таковых. Бой курантов Аня отсчитывала на телефоне. Ей не хотелось ни устриц, ни лобстера, ни белого сухого. Это был полный fall.

Из-за дождя в Париже отменили новогодний салют. В номере Гриша демонстративно отвернулся и быстро уснул, или сделал вид, за что Анна Сергеевна была ему очень благодарна.

Проснулась она от пристального взгляда Григория Тихонорова. Он сидел собран и побрит, серьезен и задумчив. Этим утром они улетали на остров. «Я даю нам второй шанс, через 3 часа наш самолет. Собирайся, я жду внизу».

Весь долгий перелет Анна Сергеевна настраивала себя на второй шанс. Неизвестный учитель Дао говорит, что в союзе молодой женщины и пожилого мужчины столько положительного. «В обществе, практикующем Дао с его долголетием, возраст не сопровождается немощью и обычные правила неприложимы: люди могут жениться и жить вместе счастливо в любом возрасте. Да и само понятие «возраст» наполнено совершенно иным смыслом». Она должна постараться. И Анна Сергеевна действительно старалась и твердо решила использовать второй шанс сразу по прилету. Перелет был длительный и утомительный. Благо в бизнес классе (это была счастливая случайность) на трансконтинентальных рейсах всегда хорошо кормят и напитки без ограничений. Гриша был этому несказанно рад и весь полет не переставал есть. То ли от нервов, то ли потому, что это было бесплатно. Но к концу полета его постоянное чавканье стало выводить Аню из себя.

На острове их ждал номер с видом на море и джакузи на террасе, а также большая двуспальная кровать в большом, ну просто огромном номере. Перелет для Анны Сергеевны выдался тяжелым и морально и физически, и вечером она быстро уснула, так и не приняв предложение Гриши понежиться в джакузи.

Утром Анна Сергеевна оценила обстановку. Отель был небольшим, но уютным. Все номера с видом на море, много растительности, своя бухта и свой маленький пляж. Все было очень даже романтично и располагало к интимности. Немало семейных пар здесь зачали будущих наследников, размышляла Анна Сергеевна, сладко потягиваясь под одеялом. Кстати, о наследниках…а может это и есть ее шанс? Может, Дао все-таки имеет тайную власть и у Анну Сергеевны тоже все получится? И тут Аня перевела взгляд на Григория. Он тихо похрапывал горкой под одеялом…

Анна закрыла глаза и представила. Они могли бы составить превосходную комбинацию. Он — сильный и властный, ведущий, знающий Дао, зрелый мужчина умеющий доставить удовольствие. Она – молодая, нежная и сочная, ведомая и послушная, с терпким вкусом юности и доверия. Он доставит ей массу удовольствия как пожилой, но опытный любовник, а она распахнет перед ним свой нефритовый грот… Анна Сергеевна нырнула под одеяло и прижалась к седой груди Гриши Тихонорова. Вот он второй шанс.

Гриша мгновенно откликнулся на этот порыв и властно обнял Анну Сергеевну. Аня закрыла глаза и доверилась. Гриша целовал ее страстно и долго. Аня чувствовала свежий запах…зубной пасты. И больше ничего не получилось. Через 20 минут страстных объятий Гриша откинулся на спинку кровати и огорченно сказал «я буду все менять».

И тут Анна Сергеевна поняла, что она ничего бы не хотела менять. И она ничего не хотела менять и на следующее утро, день и вечер. Она убегала на пляж, намазывалась с ног до головы кокосовым маслом и нежилась под солнцем. Гриша терпеть не мог запах кокосового масла и не переставал возмущаться. Тем не менее держал расстояние, но не переставал делать Анне Сергеевна замечания. Сначала он делал это шутя, потом стал раздражаться и даже кричать. Каждое утро он упрекал Анну Сергеевну в том, что она не демонстрирует LOVE.

Ане стало его жалко, но не столько, чтобы «что-то менять». На 4й день их пребывания на романтическом острове, за ужином, Гриша Тихоноров заказал дорогое вино и заявил, что отзывает свое деловое предложение, что его доверенным лицом и в делах благотворительности может быть только его близкий человек, жена, или, в крайнем случае любовница. Анна Сергеевна изумленно посмотрела на него, но по-прежнему не стала ничего менять и в этот вечер. Гриша бегал по номеру и размахивал руками. В этот вечер он подсчитал, во сколько ему обошелся остров и Париж и был очень зол. Он кричал, возмущался и назвал Анну Сергеевну женщиной, которая ест мужчин. Аня была вегетарианкой и немножко буддисткой. Но сравнение ей понравилось. Это был последний вечер, завтра они возвращались в Париж.

В самолете она спала, а Гриша ел — на трансконтинентальных перелетах хорошо кормят. Но Анна Сергеевна уже не слышала его. И ей не было его жалко. И она ничего не хотела менять. Через несколько часов ее снова ждал Париж, и она твердо решила распрощаться не только с Гришей, но и с парочкой тысяч евро на леди-платинум. Париж требует не только жертв, но и средств.

На этой ноте стало быть пора поставить точку в этой Даосской истории любви. И на старуху бывает проруха. Не получилось ничего поменять в этой истории и древние тексты ДАО не помогли.

Анна Сергеевна вернулась домой и тут же собрала девичьи посиделки. Ей нужна была поддержка и понимание близких подруг. В этот раз они засела на квартире у Жанночки, профессорской дочки, не состоявшейся по объективным причинам комсомолки, спортсменки и просто красавицы. Жанночка была правильной девушкой с серьезными отношениями в прошлом и большими философскими взглядами на жизнь.

Она была идеальна во всем. С красивыми ухоженными волосы, идеальным лицом, голубыми глазами и пухлыми губами, длинными ногами и третьим размером. Помимо серьезных отношений в прошлом была и модельная школа. Жанночка всегда умела держать и спину, и лицо. Сегодня ее большие голубые глаза стали еще больше, когда Анна Сергеевна поведала ей свою Даоскую историю.

Разложить эту историю по полочкам присоединилась их замужняя подруга, мама четверых детей. Мама Люба была успешно замужем за прекрасным мужем вместе с которым они страстно делали и растили замечательных детишек. Мама Люба всегда умела оценить ситуацию не только с обычной бабской стороны, но и со стороны зрелой семейной женщины. Она неоднократно спасала подружек в их страстях, остужая пыл и выруливая самые безнадёжные ситуации. Мама Люба появилась на пороге с бутылочкой розе и минтоловыми – это было то, что нужно для сегодняшнего вечера.

Ее вердикт на счет Гриши Тихонорова был окончательным и бесповоротным: «Это не герой нашего романа. Нам не нужен мужчина, который в 55 лет собирается что-то менять. Нам нужен мужчина, который поменял все еще в 25, и к 50 с хвостиком наслаждается результатами тех самых изменений, сделанных им в юности».

1 Комментарий

  1. Natali

    Гришу поздно менять, его надо «понять и простить» )))))) Но, бесспорно, Анна Сергеевна оставила за собой незабываемый шлейф волнующих воспоминаний и он еще долго будет слышать ускользающий стук ее каблучков, а может… это просто старость и «шум в ушах» )))

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>