Сон в летнюю ночь

зима_сказка

Анна Сергеевна открыла глаза, ей было очень холодно. Она зябко укуталась в махровый халат и потянулась за пультом от кондиционера. На экране было –16C, а на улице +28C. Уже несколько ночей подряд Анне Сергеевне снился один и тот же сон. Сон, в котором она умирала. Анна Сергеевна всеми силами пыталась забыть последнюю поездку к Жульену, сознательно стирая ее из памяти, но ничего не получалось…Чтобы начать жить, нужно умереть. Жульен появился так же неожиданно, как первый снег. И, конечно же, накануне Нового года – самого волшебного времени в году. Жульен был решительным и стремительным, как снежная буря. Отговорки не принимались, и опомнилась Анна Сергеевна только в самолете, который стремительно набирал высоту.

До Нового года оставалось несколько дней. Это будет самая красивая новогодняя сказка, но сначала Анна Сергеевна умерла, разбилась, как зеркало, на мелкие кусочки, разлетелась в стороны на тысячи километров.

И падение это было фантастически грандиозным, так как летела Анна Сергеевна вниз с самой высокой вершины, без страховки, но и без страха. Умирать было интересно, красиво и приятно, холодно и завораживающе. Реинкарнация происходила с космической скоростью, но в то же время Анна Сергеевна успевала переживать целую вечность.

Сначала Анна Сергеевна чувствовала себя маленькой, красивой и многогранной снежинкой, которая нежно кружится в воздухе и падает на горячие губы любимого, сразу тает и умирает в экстазе. Потом — всемогущей горной лавиной, которая ранним солнечным утром уже знала, что заберет десятки, а то и сотни жизней, которые там, внизу, мирно спят, пьют утренний кофе, занимаются любовью, готовят любимый суп из трюфелей. В общем, ведут свой обычный образ жизни и пока не готовы умирать, в то время, как нежная белая снежинка становится опасным снежным комом и набирает смертельные обороты.

Анна Сергеевна чувствовала себя усталым альпинистом-любителем, который своим горячим дыханием обжигал холодное сердце Монблан без надежды на взаимность,  который поднимался на самый верх, чтобы остаться лежать там многие годы холодным телом с когда-то горячим сердцем. Анна Сергеевна чувствовала себя и усталым путником, прошедшим тысячи километров в горах, чтобы потерять и найти себя, чтобы умереть и заново родиться. Анна Сергеевна чувствовала себя легкой и быстрой горной козочкой, которая наконец-то нашла взаимность в сердце с маленьким кусочком свинца одним ранним утром от рук молодого охотника.

Горячее и холодное, мягкое и твердое, жизнь и смерть – всегда рядом. Чтобы начать жить, нужно умереть.  И Анна Сергеевна умирала с удовольствием, ей нравились все вкусы, запахи и ощущения. Эта смерть была воистину красивой.

При выходе из аэропорта Анна Сергеевна немного замедляет шаг, сердце начинает неровно биться, но толпа прилетевших пассажиров подталкивает Анну Сергеевну вперед, и она оказывается на открытом пространстве.

Она сразу увидела Его, а он – Ее. Доля секунды и она уже в его объятиях, он целует ее щеки, глаза, губы, отрывает от земли и зарывается в ее пышные волосы. Его поцелуи еще полны мороза и скорости. Жульен только-только приехал в аэропорт, как приземлился самолет. Сегодня у Жульена День рождения, но Анна Сергеевна напрочь об этом забывает, теряя голову от объятий и этой такой долгожданной встречи.

Анна Сергеевна обнимает Жульена за шею и попискивает от восторга, как маленький щенок, который наконец-то дотянулся до теплого соска своей матери. Теперь она в безопасности, Жульен рядом, а Новый год – на носу. В этот раз Анна Сергеевна твердо решает поверить в чудо.

Через несколько минут она все же приходит в себя и вспоминает, что у Жульена сегодня День рождения. Анна Сергеевна, смущаясь, шепчет поздравления, что-то говорит о подарке, который в чемодане, но Жульен уже ее особо не слушает. Выражение его лица говорит о том, что его лучший подарок уже у него в руках.

Пара направляется в паркинг, где их ждет еще не остывший Porsche 911 Turbo. Жульен ловко забрасывает чемодан на заднее сидение и пристегивает ремень Анны Сергеевны.

Дорога проскакивает настолько быстро, что захватывает дыхание, затылок упирается в упругую подушку подголовника. Спустя несколько минут Анна Сергеевна все же привыкает к сумасшедшему ускорению и начинает дышать нормально. Ее взгляд падает на электронное табло, где цифры бегут к 150-ти, потом к 200-стам, потом к 250-ти… и Анна Сергеевна отводит глаза. Сильные руки Жульена умело держат большой руль. Гоночный монстр несется по горному серпантину, абсолютно не напрягаясь. Жульен уверено проходит повороты, как будто у автомобиля нет предела. В какой-то момент Анна Сергеевна закрывает глаза, так как пейзажи за окном проносятся слишком быстро, а горные склоны находятся слишком близко.  Но страха нет. Есть только скорость, эйфория и зимняя сказка.

Долина встречает приветливо, горный воздух отрезвляет мысли, убирая из них всю суету и заставляет расслабиться и отдаться во власть легендарного Монблан. Анна Сергеевна попадает в особый мир многочисленных туристов, которые прогуливаются по улицам прямо в лыжных костюмах, готовые в любой момент покинуть пределы города и сбежать в окружение природы.

Жульен умело паркует свои 480 лошадей, и Анна Сергеевна переводит дух. Они делают остановку во французском ресторане. В нем не особо людно. Официанты приветствуют Жульена, а он ведет себя так, как будто у себя дома. Наконец-то за закрытой дверью остается перелет, дорога, высота и скорость, а Анна Сергеевна уже спокойно смотрит в бирюзовые глаза Жульена. Он сидит напротив и сжимает ее холодные ладошки. На нем теплый свитер зимней вязки, который не может скрыть спортивный торс и сильные руки. Глаза Жульена светятся и отдают опасным холодным блеском. Но Анна Сергеевна уже не в силах сопротивляться.

На обед Жульен заказывает зимний суп-пюре из корневых овощей, тосты бриошь и Кокийетт с трюфелем. Камерная атмосфера курортного французского ресторана, блеск глаз Жульена опьяняют Анну Сергеевну даже без вина. Но Жульен заказывает бутылку белого сухого и обед плавно перетекает в ужин. Жульен так рад видеть Анну Сергеевну, что даже блеск его холодных бирюзовых глаз становится теплее.

Добираются домой они уже ближе к ночи. Дом Жульена расположен среди гор, к нему ведет высокий подъем, который 911 Turbo преодолевает с легкостью и даже азартом. Жалюзи не закрыты и через стекло Анна Сергеевна видит огоньки рождественской елки, которая волшебно переливается разноцветными фонариками.

Жульен открывает дверь и к нему радостно бросается четвероногое создание, которое весело подпрыгивает на ходу и лижет Жульену руки. Шоколадная велюровая Фукси, Manchester Terrier, не любит незнакомцев и никогда к ним не подходит. Если в доме гости, то она занимает наблюдательную позицию на втором этаже и внимательно следит за хозяином и его посетителями. Но сегодня все по-другому, и Фукси радостно подлетает к Анне Сергеевне, которая не менее радостно гладит ее и обнимает. Фукси благодарно ластится  и старается лизнуть Анну Сергеевну прямо в нос. Жульен удивленно смотрит на этих двоих, внезапно ставших друзьями, и отдает команду Фукси занять свое место. После этого показывает Анне Сергеевне дом и окрестности. На улице Анна Сергеевна жадно вдыхает свежий морозный воздух, пытаясь протрезветь не только от вина, но и от переполнявших ее эмоций.

Жульен разжигает большой старинный камин, Фукси послушно лежит у входа в дом. Сухие дрова радостно трещат и бросаются искрами. В животе Анны Сергеевны трепещут бабочки. Жульен не дает ей распаковать чемоданы и на руках уносит на второй этаж.

Зимняя сказка. Гармония горных вершин – таких красивых и таких опасных. Розовый рассвет и красный закат, такой яркий и такой холодный, блики и вспышки на граните. Растворяющиеся звезды через окно в крыше. Засыпая, Анна Сергеевна всегда любовалась ими. Пение птиц зимой, ранним утром, когда все еще спят. Утренний, очень горячий кофе, который обжигал не только язык, горло, но и сердце, свежеиспеченный круассан, во вкусе которого чувствовалась целая жизнь того, кто его приготовил.

Каждое утро Жульен привозил на завтрак всегда свежие круассаны, каждое утро, все эти дни. Зимние Альпы, горячий кофе, свежие булочки, до скрипа холодный воздух, и горячее дыхание Жульена по утрам – такой была смерть Анны Сергеевны.

Анна Сергеевна проснулась ранним утром одна. Большое стеганое одеяло, заботливо укутывая ее тело со всех сторон, еще хранит тепло Жульена. В доме вкусно пахнет свежим кофе, на кухне Жульен готовит завтрак, а Фукси радостно топчется рядом с ним, выпрашивая лакомство.

Анна Сергеевна спускается на первый этаж и нежно целует Жульена.

— Доброе утро!

Это утро действительно доброе и щедро пропитано счастьем, как шоколадный пирог кофейным сиропом. Свежеприготовленный кофе, еще горячий круассан, такой заботливый и родной Жульен. На мгновение Анне Сергеевне показалось, что так было всегда, каждое утро много лет. И сегодня их обычное утро.

Жульен возвращает Анну Сергеевну в реальность и сообщает планы на день. Сегодня день катаний, который начнется на горке средней сложности.

Прежде Анна Сергеевна никогда не стояла на зимних лыжах. В принципе, она никогда не стояла на лыжах, если не брать во внимание школьный опыт на старых фишерах … надцать лет тому назад.

Но перед смертью не надышишься. Катание было обязательным условием этой поездки. И Анна Сергеевна каталась, старательно и бесстрашно, падая и поднимаясь. Да что стоили эти ссадины и синяки, когда вознаграждением были крепкие объятия Жульена и его нежный поцелуй после каждого спуска. В этот момент Анна Сергеевна была готова на все, даже умереть под лавиной, и навсегда остаться с любимым в вечной толщине гор и ледников. За минуты счастья Анна Сергеевна была готова отдать целую жизнь.

Учитель из Жульена был никудышный, несмотря на то, что сам он вырос среди гор и с пяти лет стоял на лыжах, катался по черным трасам и ходил в горы без страховки. Когда растешь среди гор, то впитываешь любовь к ним еще с рождения, это чувство передается с молоком матери, с каждым глотком воздуха, каждой каплей дождя, каждым рассветом и закатом. Постоянное чувство опасности становится частью тебя и то, что казалось опасным вчера, на завтра выглядит уже более доступным. Холод, лед, темные горы, адреналин становятся неотъемлемыми составляющими ежедневной жизни, и в какой-то момент начинает казаться, что горы тебе покорились, и ты знаешь каждую тропу, каждую вершину и ты им доверяешь.

Анна Сергеевна осваивала подъемник, старательно скрывая свое волнение, на вершине горы у нее и вовсе захватило дух, но опустив лыжную маску, она мужественно начала свой первый спуск, который ровно через несколько секунд закончился первым падением. Сильные руки Жульена быстро вернули Анну Сергеевну на трассу, и пара уже вместе продолжила скольжение. Анна Сергеевна была примерной ученицей и через пару спусков уже уверенно держала осанку и почти не падала. Это была небольшая горка, с большим радиусом разворота, так что Анна Сергеевна могла достаточно безопасно маневрировать с другими лыжниками. Для Жульена это было слишком просто, и он зачастую поджидал Анну Сергеевну уже на спуске. Через пару часов катания Анна Сергеевна уже вошла во вкус и согласилась подняться на уровень выше. Все шло, как по маслу, без падений и сложностей. После катания Анна Сергеевна и Жульен пили горячий шоколад и глинтвейн, заедая картошкой фри. О-ла-ла, это была прекрасная смерть… И Анна Сергеевна умирала каждый день, каждую ночь, все три дня, которые в этот раз были скудно выделены ей судьбой.

А потом была новогодняя ночь, одна из самых необычных и самых непредсказуемых, с катанием на санках посреди снежных Альп, горячим глинтвейном, смехом и детским восторгом, падением в снежные сугробы, салютом, освещающим невероятно красивые Альпы, дорогим искристым шампанским, устрицами и фуа-гра, знакомством с друзьями Жульена, традиционным походом в старый французский бар для лыжников, а потом веселым и долгим застольем. Жульен представил Анну Сергеевну всем своим друзьям, не разу не выпуская ее руку из своей. Анна Сергеевна краснела и смущалась, когда его друзья многозначительно ей подмигивали. Его здесь все очень любили, это было видно и по тому, как они слушали его, и тому, как они о нем отзывались. Жульен был одним из немногих, который, вопреки законом гор, решил все-таки их покинуть и постараться найти себя вне этой долины. Больше никто из его друзей не рискнул вырваться из маленького городка и найти себя вдали от дома.

Каждое утро Жульен уезжал в город, и сегодня Анна Сергеевна проснулась снова одна. В доме стояла тишина. Анна Сергеевна, накинув халат, отправилась на кухню, чтобы сварить кофе. Фукси радостно завиляла хвостом и дружелюбно потерлась своим велюровым бочком о ногу Анны Сергеевны. Кофе закончился, и варить было нечего. Пересмотрев все запасы в шкафах и ничего не найдя, Анна Сергеевна решила поискать в кладовке и сразу нашла подходящую дверь. Она была не заперта. Фукси первая уверенно проскользнула вниз, и Анна Сергеевна тоже отправилась за ней. Перед ее глазами открылось большое просторное помещение, с высокими стеллажами до самого потолка, полностью заставленными разными вещичками. Это была посуда, красивые тарелки и фужеры, ножи и вилки, различные лопатки для кухни, баночки, бутылочки, чайные и кофейные чашки, изящные блюдца и стеклянные пепельнички. Анна Сергеевна завороженно рассматривала все это, боясь прикоснуться к чему-либо, чтобы ненароком не разбить. Вся посуда была покрыта легкой пеленой пыли, видно было, что сюда давно не добиралась хозяйская рука.

Фукси понеслась дальше вниз по лестнице, и Анне Сергеевне открылась новая комната. Она была наполнена старинной мебелью, так же покрытой пылью, местами паутиной. Деревянные столы и стулья были сложены друг на друге, между ними мелькали другие предметы интерьера – лампы, рамки картин, вазы. Неожиданно Анна Сергеевна поймала на себе чей-то пристальный взгляд и от неожиданности чуть не закричала. В нескольких метров от нее она увидела молодых мужчину и женщину, старомодно одетых. Они молча смотрели на Анну Сергеевну и не двигались. Спустя мгновение, Анна Сергеевна поняла, что это были просто портреты. Женщина была очень красивая, стройная и подтянутая, длинные волосы были аккуратно уложены назад, на ее лице была спокойная улыбка. Мужчина выглядел серьезным и строгим, он был слегка тучным, что придавала ему еще большей солидности. Анна Сергеевна не успела все рассмотреть, как Фукси напрягла холку и рванула вверх по лестнице. Это был Жульен, и Анна Сергеевна поспешила обратно.

Он вошел холодный и свежий, как обычно, с горячими, еще дымящимися булочками и такой красивой белозубой улыбкой. Тут же поднял Анну Сергеевну на руки и заключил в свои широкие объятия. Сегодня по плану снова были лыжи, и на сборы было выделено пятнадцать минут.

Новая вершина нетерпеливо ждала своих гостей. Подыматься пришлось на двух подъёмниках, внизу были видны горы, лыжники и кафешки. Анна Сергеевна, предвкушая новое катание, довольно сжимала руку Жульена. И вот они на старте. Анна Сергеевна смотрит вниз и весь ее энтузиазм куда-то испаряется, а радость и восторг сменяются постыдным страхом и трепетом. Гора была более высокая, чем можно было предположить. Жульен легонько подталкивает Анну Сергеевну вперед, не давая больше ей думать и рассуждать, и они уже несутся по склону. Страх сменяется адреналином, не обходится без падений и вылетов с трассы, но Анна Сергеевна уже не боится и резво осваивает поворот за поворотом. Жульен пропускает ее вперед, потом догоняет и сливается с ней воедино. Ей ничего не остается сделать, кроме как довериться ему и вместе нестись по склонам.  С каждым новым спуском становится все интереснее и веселее, Жульен хвалит и целует Анну Сергеевну, называя ее способной ученицей. После очередного спуска он оставляет ее одну и уезжает на деловую встречу. Анна Сергеевна радостно продолжает катание, чувствуя себя все увереннее и увереннее. Потом она делает передышку в одном из кафе и, заказав, кофе и бокал красного французского вина, любуется Альпами.

Жульен возвращается ближе к вечеру, когда гора практически пустеет, и начинается легкий снег. Жульен выглядит задумчивым и мало разговаривает. Взгляд его становится несколько отстраненным. Происходит что-то неладное. Но что? Анна Сергеевна так и не решается ничего спросить. Дома он страстно занимается с ней любовью и сообщает, что их ждет ужин в соседнем итальянском городе. Это прощальный ужин, завтра Анна Сергеевна улетает.

Сев за руль 911 Turbo, Жульен немного стервенеет и несется по идеальной трассе с бешеной скоростью. Глаза его горят, а руки уверенно сжимают руль. Сегодня дороге не будет пощады, и Анна Сергеевна даже не смотрит на спидометр. Ее мысли хаотично разносятся в разные стороны. Жульен уже далеко, и это нельзя не почувствовать.

Аперитив начинается в большом, но уютном баре. Апероль и легкие закуски поднимают настроение и аппетит. Жульен шутит и острит. На какое-то мгновение Анне Сергеевне кажется, что он вернулся. На ужин капрезе с моцареллой буффало, паста и много домашнего вина. Но Анна Сергеевна не пьянеет, она всматривается в холодные глаза Жульена. Сегодня он дерзок и резок. Дорогой домой Жульен едет помедленнее, его быстрый монстр недовольно переключается клак-клак с передачи на передачу, понимая, что не оторвется на полную. Дома Жульен быстро засыпает, Фукси укладывается в его ногах и тоже быстро начинает посапывать.

Анна Сергеевна даже не пыталась уснуть. Всю ночь она просто смотрела на Жульена и…готовила разговор. Ей хотелось признаться ему, как много Он для нее значит. Сердце Анны Сергеевны разрывалось на части. Она старалась насмотреться на Жульена, чтобы хватило на несколько жизней вперед.  Она сидела так тихо, почти не дыша, что слышала каждый такт удара Его сердца. Она вдыхала его запах широко открытыми ноздрями, как хищник, идущий по следу своей жертвы, так долго, чтобы никогда его больше ни с кем не спутать. Она знала, что это была их последняя ночь, и поэтому не смыкала глаз.

Если бы она могла… она бы стала такой счастливой, какой не была еще никогда в жизни. Если бы она могла, она бы сделала его таким счастливым, каким он не был никогда в жизни. Если бы она смогла… Утром Жульен разбудил ее нежным поцелуем и крепким кофе. Анна Сергеевна так и не смогла ничего сказать ни утром, ни по дороге в аэропорт, пока Жульен одной рукой вел машину, а второй нежно держал руку Анны Сергеевны. Он пытался шутить, говорил на отстраненные темы и отводил глаза.

На регистрации была очередь, и Анна Сергеевна, казалось, была уже готова сказать Жульену все, о чем думала последней ночью. Потом это ВСЕ уложилось в одно предложение, а потом и в несколько слова. Но даже эти несколько слов Анна Сергеевна так и не смогла выдавить из себя.

До расставания оставались считанные минуты, когда Он вырвал Ее из толпы, отвел в сторону и очень нежно поцеловал три раза. Потом, не сказав ни слова, быстро растворился среди людей.

Так закончилась еще одна жизнь Анны Сергеевны. Она не помнила, как проходила паспортный контроль, как села в самолет и как долетела домой. Впереди ее ждала новая жизнь.

…Анна Сергеевна, пытаясь смахнуть остатки сна, быстро отправилась в душ, чтобы вода смыла ночные переживания. Капли радостно побежали по трубам и тут же обрушились на лицо и плечи Анны Сергеевны, бережно смывая воспоминания.

Продолжение следует…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>