В гостях у Минотавра

minotavr

Легкая дрожь пощипывала ладошки, а сердце тревожно замирало от предстоящей такой неожиданно невероятной встречи. Прозрачные воды Ливийского моря, голубые лагуны среди скал, дикие пляжи с горячим песком, ущелья, густо усеянные душистыми тмином, розмарином и шалфеем, розовые закаты и фиолетовые рассветы, безумные серпантины Критских дорог и горы – дружелюбные, но опасные, не прощающие ошибок, готовые как помочь, так и наказать, легкость бытия, детский восторг, радость и наслаждение, начало и конец. Этого не должно было быть…

Уже полгода Жульен молчал. Улетая и прощаясь с ним, Анна Сергеевна была не готова справиться со своими эмоциями и переживаниями, ее организм вошел в стопор, и она угодила в больницу. Почувствовав себя плохо еще в полете, Анна Сергеевна особо не обратила внимания на свое состояние, списав все на эмоции, перелет и плохую еду в самолете. И только два дня спустя она снова почувствовала боли внизу живота. Анна Сергеевна тут же позвонила своему доктору. Беременности не было, но было кое-что, что следовало удалить и очень даже срочно. Доктор успокоила, что образование доброкачественное, и что не стоит волноваться. Но после операции рекомендуется сделать скрининг и другие необходимые обследования. Анна Сергеевна внимательно смотрела на своего доктора, а в её глазах звучал один единственный вопрос: «Это может быть рак?» Доктор еще раз успокоила Анну Сергеевну и попросила не волноваться. Природа образования будет установлена только после удаления. День операции был назначен, и Анна Сергеевна прошла всю необходимую подготовку. Она особо не волновалась, но не могла не допустить мысли, что все может быть плохо. Такой результат ей было бы труднее всего принять. Нет, не потому, что она была еще так молода и красива, а потому, что Анна Сергеевна считала, что она только в начале пути. Ей так много хотелось еще успеть, а уходить, ничего не сделав, она не привыкла.

Доктор анестезиолог сразу понравился Анне Сергеевне и расположил к себе. Высокий, подтянутый седовласый мужчина выглядел уверенно и действовал успокаивающе. В паре с молодой женщиной хирургом они внушали доверие. Все шло по плану. Проснулась Анна Сергеевна уже в палате, рядом с ней был все тот же анестезиолог, он называл её по имени-отчеству и просил проснуться. Медленно, напрягая каждую ресничку, Анна Сергеевна открыла глаза. Наркоз отходил мягко, но уснуть все равно хотелось. Добрый, но строгий голос доктора по-прежнему командовал проснуться. Операция прошла хорошо, разрез был маленьким и аккуратными, все успели сделать вовремя. Как ни просилась Анна Сергеевна уехать вечером домой, отпускать её категорично не хотели. Опасности не было, но нужен был контроль.

Седовласый анестезиолог пожелал Анне Сергеевне доброй ночи и, будучи уверенным в ее хорошем самочувствии, отправился домой после отработанной смены. Анна Сергеевна осталась одна в палате, окно которой выходило на серую парковку. Вид был довольно грустным и депрессивным. Анна Сергеевна укуталась в пижаму, смахнула набежавшую слезу, но жалеть себя не позволила, и, скрутившись калачиком, решила поскорее уснуть. И тут седовласый доктор еще раз заглянул в палату и сказал, что у Анны Сергеевны красивая улыбка, и попросил ее улыбаться почаще. Анна Сергеевна, вдохнув аромат его приятного парфюма, улыбнулась, успокоилась и быстро уснула. Проснулась она ни свет, ни заря, быстро собрала вещи, и, едва дождавшись выписки, направилась ко входу так быстро, как только могла. Анне Сергеевне хотелось наконец-то сбежать из этого белого, стерильного пространства и поскорее оказаться дома в теплом верблюжьем пледе и с чашкой горячего какао.

Февраль, на удивление, оказался достаточном добрым в этом году, и последний снег растаял сразу после дня влюбленных. Реабилитация Анны Сергеевны шла хорошо, результаты были в норме. Через несколько недель Анна Сергеевна уже вовсю бегала по городу, порхая со встречи на встречу, не жалея ни шпилек, ни ног. Анна Сергеевна старалась загрузить себя всем, чем только могла. Работой, благотворительностью, спортом, медитациями и духовными практиками. Она всех прощала, все отпускала, всем помогала, заучивала наизусть мантры и молитвы, без остановки занималась своей внешностью, хорошела, качала пресс, отказалась от сладкого, пристроила две бездомных собаки и одну кошку, вела дневник, читала в запой и даже начала писать рассказы.

Вот только иногда взгляд Анны Сергеевны неожиданно грустнел, и она замирала в преддверии шквала воспоминаний и вновь накатывающей тоски от расставания с Жульеном. Все было кончено. Это понимали оба – и он, и она. Он сделал выбор в сторону независимости, поиска себя, реализации и совершенства. Она же хотела вить гнездо, любить мужа и растить детей. У них не было серьезного разговора или выяснения отношений. Но ничто не бывает так красноречиво, как молчание (!).

А потом у Анны Сергеевны все получилось, и она действительно отпустила Жульена – легко и без сожаления. Она сложила свои воспоминания в темную шкатулку и закрыла ее на замок. В окно стучали весна, пробуждение и надежда. Мартовские коты запевали под окнами, сообщая всем, что весна уже пришла и пора дарить любовь. Расцветала природа, город и девушки. Анна Сергеевна не стала исключением и даже легкая грусть в глазах предавала ей шарм и загадочность. Анна Сергеевна робко открыла окна своей души и подставила под первое весеннее солнце свое израненное сердце. Чтобы начать жить, нужно умереть.

Ранним утром Анна Сергеевна спешила на встречу. С самого утра заливало, как из ведра, но настроение было хорошее. Анна Сергеевна любила дождь и лужи, которые всегда заманчиво поблескивали и приглашали прогуляться по ним, как в детстве. Ах! Как она любила мерять лужи, когда была маленькой, как она весело бежала под первые летние дожди и подставляла под них свои маленькие детские ладошки. Маленькой девочкой она ловила такие большие капли и загадывала желания, которые обязательно сбывались. И сколько бы мама взволновано не просила ее не мокнуть под дождем, Анна Сергеевна с первыми каплями, надев свой розовый детский дождевик, бежала на улицу ловить дождь и придумывать желания.

И если бы не дорогие туфли D&G, Анна Сергеевна и сейчас азартно бы промчалась по воде с брызгами и визгами. И что бы тогда подумали соседи, дворник и просто прохожие, наблюдая, как серьезная девушка дурачится и бегает по лужам?! Ах детство, детство, ты куда спешишь!? Задумавшись, Анна Сергеевна чинно шагала к своей машине, когда ее по имени окликнули два молодых человека. Она подняла глаза и увидела знакомые лица. Плотненькие ребята, похожие на хоббитов Толкина, были друзьями соседа Анны Сергеевны — талантливого программиста, молодого сорви-голова по имени Степан.

Со Степаном Анна Сергеевна дружила, даже подкармливала его, когда у нее самой в холодильнике задерживалась еда. Степан был не просто талантлив, он был гением. Придумав особую программу для сохранения данных и виртуального backup, он навсегда озолотил своих акционеров и занял среди них почетное место. Степан ночью работал, а днем спал. Его рабочий день с трудом начинался после 12.00 с пол-литра кофе и нескольких сигарет. Анна Сергеевна пересекалась со Степаном чаще на выходных и редко в будний день. Степан был юным и беспечным, талантливым и шальным. Мог запросто ввязаться в драку и получить по носу, но чаще старался произвести впечатление своим острым умом, глубоким кругозором и знанием иностранных языков. Он свободно говорил на английском, немецком и французском, немного на итальянском, польском и испанском. Улыбался Степан, как Чеширский кот, и не одна «Алиса» была сражена его красивой улыбкой.

Степан называл Анну Сергеевну своей старшей сестрой. Она ассоциировалась у него с теплом семейного очага и материнской заботой. Степан жил один, отец его умер много лет назад, а мать и родная сестра остались в другом городе.  Степан старался жить на полную, проекты успешно росли, коды генерились, бонусы капали, девочки толпами носились за перспективным программистом, были у него и постоянные подруги, даже две одновременно, но в разных городах. Степан переживал по этому поводу, но ничего не менял. А еще у Степана были постоянные энергетики в виде алкоголя, травы и таблеток. Он даже как-то похвастался Анне Сергеевне, что за один день попробовал и гашиш, и виски, и марку. Как могла, Анна Сергеевна направляла Степана на истинный путь, и журила, и объясняла, и стыдила. Но каждый выбирает свою дорогу и никакие предупреждения его не остановят, а только подольют жару в огонь. Степан и не думал сбрасывать свои шальные обороты. Но однажды ему все же пришлось остановиться.

Что делали его друзья из другого города ранним утром во дворе ее дома, Анна Сергеевна даже не могла представить. Обычно Степан громко оповещал весь дом, что у него вечеринка, и никакие стены не выдерживали безудержного веселья. Но накануне было подозрительно тихо. Саша и Паша были рады видеть Анну Сергеевну, и на ее немой вопрос ответили быстро и просто. Прошлым вечером Степан разбился и теперь находится в коме в одной из городских больниц, куда его доставила «скорая помощь». Саша и Паша ехали всю ночь без остановки 1000 км. Анна Сергеевна уронила ключи от машины и застыла, опустив зонт. Капли дождя быстро портили ей прическу, вместе со слезами размазывая неводостойкую тушь.

Трагедия произошла вчера, когда Степан возвращался с работы. Он мчался по Набережному шоссе на своем недавно приобретенном Honda chopper, когда на дорогу неожиданно выпрыгнул мужчина. Все произошло за считанные секунды – chopper Степана понесло в противоположную полосу, и он на всей скорости врезался в асфальт. Удар был тяжелый, результат — скрытая черепно-мозговая травма и мгновенная гематома. Помощь была оказана оперативно, но Степан впал в кому и выйдет ли он из нее, теперь, известно только Богу.

Анна Сергеевна отменила все свои встречи и вместе с Сашей и Пашей отправилась в больницу. Там уже собрались и друзья Степана, и коллеги. В реанимацию никого не пускали. Попала Анна Сергеевна к Степану только спустя неделю. Его вывели из комы, но Степан находился в бессознательном состоянии, никого и ничего не узнавал, стонал и плакал. Перед Анной Сергеевной лежал не когда-то дерзкий и веселый парень с модной стрижкой и наглым взглядом, а сломанный худенький кузнечик, покрытый юношеской щетиной, и с молящим ничего не понимающим взглядом.

Когда Анна Сергеевна вошла, Степан заметил ее и посмотрел безумными глазами, а потом заплакал, говорить он не мог, как и самостоятельно дышать. В его горле стояла трахеостома. В какой-то момент Степан улыбнулся Анне Сергеевна и ей показалось, что он узнал ее. Потом он закричал так тонко, как ребенок, и закрыл глаза. Едва сдерживая слезы, Анна Сергеевна погладила руку Степана и, поцеловав его в щеку, направилась к выходу. Степану нужен был отдых и уход, уход и отдых. Друзья не отходили от палаты ни на час, постоянно дежуря и сменяя друг друга. Спустя несколько недель Степана перевели в отдельную палату, где за ним была закреплена медсестра-сиделка. Он по-прежнему не мог дышать самостоятельно и не понимал, что с ним происходит, руки его едва слушали, а ноги лежали без движений. Операция была сделана вовремя и качественно, но гематома была большая и мозг был поврежден. Хирург сделал все возможное и невозможное, дальше было дело за Степаном.

Анна Сергеевна выбрала себе утренние часы дежурства и по утрам готовила Степану завтраки. Ел он с ложечки, Анне Сергеевне так хотелось побаловать его чем-то вкусненьким, но можно было только каши и пюре. Реабилитация шла медленно. Иногда казалось, что это конец, и Степан не вернется. Самое страшное было то, что он ничего не помнил и не понимал, что с ним происходит, и почему все его заставляют есть, пить, поднимать руки, ноги. Трахеостома мешала говорить, и Степан хрипел. Вокруг него суетились врачи, разные девушки, друзья, коллеги. Но он никого не узнавал и ничего не понимал. Однажды ранним утром в больницу ворвался байкер, весь в татуировках и со стойким запахом алкоголя. Он назвался другом Степана и его впустили в палату. Спустя секунду байкер достал из горла Степана трахеостому, и тот чуть не задохнулся. После этого случая у дверей палаты дежурила охрана.

Анна Сергеевна молилась и носила завтраки Степану, она умудрялась заезжать еще и в обед, чтобы помочь ему сделать зарядку и морально его подбодрить. Степан ей улыбался и расстраивался, как ребенок, когда она собиралась уходить. Анна Сергеевна сделала небольшой фильм из фотографий, которые ей прислали друзья Степана, и каждый день показывала ему, помогая вспомнить хоть что-то. Говорить Степан не мог, мешала трахеостома, он мог только кивать головой и улыбаться. Так пролетело почти два месяца.

Однажды, уже прощаясь, Анна Сергеевна наклонилась к Степану, чтобы поцеловать его на прощание, когда он легко сжал ее руку и прошептал: «Я тебя помню». Анна Сергеевна разрыдалась прямо в палате. После этого дела Степана пошли на поправку. Память частично вернулась. Степан уже мог сидеть на кровати, пробовал вставать на ноги, но был еще очень слаб. Все финансирование взяли на себя другие акционеры компании и Степан ни в чем не нуждался. Потом его перевели на реабилитацию в другую клинику, но Анна Сергеевна по-прежнему навещала Степана. Не один раз Анна Сергеевна задумывалась, почему это произошла именно со Степаном, почему он, а не другой. Почему вчера Степан был здоровым, наглым и успешным, а сегодня – покалеченным, с амнезией и неясными перспективами на будущее. Но Анна Сергеевна не находила ответ.

В таком состоянии вопросов к Богу, к Степану и к самой себе Анна Сергеевна поздним вечером возвращалась домой, когда услышала звук нового сообщения «трям-трям». Сегодня Анна Сергеевна очень устала и ей уже не хотелось ни с кем общаться. Но это мог быть кто-то из близких, или медсестра Степана, и Анна Сергеевна лениво потянулась за телефоном, чтобы прочитать сообщение. Она не поверила своим глазам, но светофор загорелся красным, и Анна Сергеевна открыла сообщение. Это был Жульен. Анна Сергеевна стала на аварийку и зашла в чат. Жульен был в статусе «подключен». Сердце Анны Сергеевны забилось так часто, что она отчетливо слышала каждый его удар. Казалось, что оно вот-вот вырвется из груди и взлетит высоко в небо.  В животе запорхали бабочки, а в горле пересохло.

…Этого не должно было быть. Все точки над «Й» были расставлены, Анна Сергеевна и Жульен отчетливо поняли друг друга в тот «последний» раз. И вдруг, находясь от любимого за тысячи километров, Анна Сергеевна поняла, что ни капельки не разлюбила, не забыла, и что безумно рада его сообщениям. И как она не пыталась закрыть шкатулку своих воспоминаний, они там просто не поместились и вылезли наружу. И тут Анна Сергеевна вспомнила, что последние несколько дней подряд замечала в небе самолет, когда ехала в автомобиле, или, когда стояла в пробке, или, когда шла по улице, и даже, из своего единственного окна в кабинете.  Самолеты были повсюду, но Анна Сергеевна не верила в этот знак и упрямо отгоняла свои мысли о путешествии, которое даже теоретически было невозможно. Лето было в разгаре, но ближайшие планы отдохнуть были только на сентябрь.

На той стороне Жульен ждал ответ. В этот раз он был на родине Геракла и Минотавра. Анна Сергеевна была настолько исчерпана и подавлена последними событиями, что сама мысль об отдыхе уже пахла морским бризом и сухими травами. Город давил и вытягивал энергию, а остров манил чистыми водами и горным воздухом. Встреча с Жульеном была самым лучшим лекарством.

Перед вылетом Анна Сергеевна почти не спала, сначала она тщательно собирала чемодан, потом наводила порядок, а потом просто боялась проспать и пропустить свой рейс.  Анна Сергеевна нервничала и волновалась, как перед экзаменом. Таксист заехал ровно в 4.00 утра и Анна Сергеевна поспешила навстречу восходящему рассвету. Ночь без сна, на удивление, никак не отразилась на ее лице, и выглядела Анна Сергеевна свежо. Темно синий длинный комбинезон шелком струился вниз, подчеркивая изгибы фигуры, бежевый топ открывал легкий рельеф красивых сильных рук, из украшений только сережки и крестик с правильными камнями, темно-каштановые волосы волной падали на плечи, а легкий аромат channel fresh дополнял утренний образ. В аэропорту Анна Сергеевна быстро прошла контроль и, как она обычно это делала, взяла себе горячий кофе прямо на борт. Она вовсе не собиралась спать, но бессонная ночь накануне, переживания и волнения взяли свое, и Анна Сергеевна упала в объятия Амура еще до взлета. Проснулась она уже, когда самолет полностью набрал высоту и бархатный голос стюардессы предложил напитки. Анна Сергеевна посмотрела в окно. Пушистые облака весело разлетались под крыльями боинга, а внизу остались усталость, неопределенность и шумный город.

Через несколько часов самолет совершил посадку на исторической родине Геракла. Анна Сергеевна почти не волновалась, но багаж задерживался, а с ним и все ее красивые наряды.  Наконец-то на ленте появился чемодан Анны Сергеевны, и она радостно поспешила к выходу. Жульена еще не было, и на мгновение Анна Сергеевна задумалась и засомневалась в правильности своего выбора. Не сочтет ли Жульен ее легкомысленной или легкодоступной? Почему она, как бабочка, не задумываясь полетела на огонь? Ведь даже самое яркое и красивое пламя окажется жестоким по отношению к нежным крыльям бабочки и ее ждет верная смерть. Так почему же глупая бабочка просто летит в объятия своей такой яркой смерти?! Анна Сергеевна так и не успела придумать ответ на этот вопрос, как появился Жульен. Он шел навстречу Анне Сергеевне – загорелый, небритый, в белой рубашке с закатанными рукавами и  льняных брюках, обветренный и припыленный, с широкой белоснежной улыбкой и чертиками в глазах, такой красивый и такой родной.

- Bonjour, Anna! Bienvenue à la Grèce!

- Salut, mon âme, —  прошептала Анна Сергеевна, и в ее душе все перевернулось, перегрузилось, зажглось, сгорело, взлетело, упало, вспыхнуло, погасло, взорвалось, разлетелось. Ее карие глаза мгновенно изменили цвет. В моменты счастья они всегда зеленели. Жульен обжег Анну Сергеевну своей обветренной горячей и небритой щекой и страстным поцелуем. Отдых начинался.

И каково же было удивление Анны Сергеевны, когда на парковке она увидела уже знакомый ей 911 Porsche Turbo.  Жульен загадочно улыбался. Для него ничего не стоило переправиться на пароме и пригнать своего железного коня на остров. Машине нужна скорость, так почему она должна пылиться глубоко в гараже, когда она может подарить столько удовольствия на крутых критских трассах?!

Пока Жульен занимается размещением багажа, Анна Сергеевна со скоростью света переодевается на переднем сидении в короткие, почти неприличные шорты, белую майку и удобные кроссовки. Похоже, пассажирское сидение под вопросом, и Анна Сергеевна со щенячьим восторгом вопрошающе смотрит на Жульена. Сегодня она хочет быть особенно дерзкой. Но Жульен остужает ее горячий пыл и приглашает занять пассажирское сидение. У них впереди еще целых десять дней.

За городом Жульен включает режим спорт и мышцы 911 напрягаются до предела. Анна Сергеевна не смотрит на спидометр, а вдыхает полной грудью воздух гор, моря и абсолютного счастья. Разъярённое рявканье 911 эхом отражается от скал, а серпантины острова уважительно подстраиваются под железного монстра. Жульен выбирает более длинную, но красивую дорогу, и взгляду Анны Сергеевны открываются завораживающие виды гор и долин. Дорога змеей извивается под шинами спорткара, горы пахнут травами, а на горизонте появляется темно-синее море.

А вот и привал – пляж Agia Galini. Жульен паркуется и пара спускается к берегу. Море отдает послеполуденное тепло, мягко струясь под ногами, прося прощение за гальку, которая весь день безжалостно обжигала ноги и только сейчас стала теплой и приветливой. Прибрежное кафе очень простое. Белая мебель, листья пальмы вместо крыши, каменная барная стойка, бесплатный вай-фай, который именно сегодня почему-то не работает, счастливая не замолкавшая канарейка. В сторону пляжа указатель PARADISE.

Пение канарейки, шум прибоя, нежный бриз и состояние абсолютного счастья. Хозяин кафе — колоритный грек. У него длинные седые волосы, белая спутанная борода и, на удивление, густые черные брови. Он не гнушается обслуживать клиентов и сам приносит выпивку. На аперитив Жульен заказывает узо. Анна Сергеевна не знает еще, что это такое, и бодро опрокидывает стаканчик, но через секунду понимает, что поспешила, и из ее глаз градом льются слезы. Узо – это традиционная греческая водка с добавлением аниса. Жульен громко смеется на весь пляж, но сочувственно подает Анне Сергеевне стакан холодной воды и заказывает ей белое сухое вино. Сегодня узо для Анны Сергеевны слишком крепко. Бегло глянув в меню, Жульен делает заказ. Все предельно просто – хорьятики (греческий салат, куда входят огурцы, помидоры, сладкий перец, лук, оливки, фета и орегано), долмадакью (виноградные листья с начинкой из риса, похоже на украинские голубцы) и свежая дорада на гриле. Пока готовятся основные блюда, приносят традиционный греческий хлеб и тцатцики (соус на основе йогурта, готовится с огурцом, чесноком и оливковым маслом). Пальчики оближешь — все так вкусно!

Пока Жульен просит счет, Анна Сергеевна направляется к морю. Еще вчера она была в урбанистических объятых бетонного города, а сегодня ее тело смело отдается в теплые воды Ливийского моря. Оно ласкает Анну Сергеевну, быстро расслабляет и мягко настраивает на отдых. Усталость уходит при первом соприкосновении с водой, тело наполняется энергией, и Анна Сергеевна довольно покачивается на волнах, вокруг царит безмятежное спокойствие. Жульен ныряет под водой, невзначай прикасаясь к Анне Сергеевне и разжигая в ней жгучее желание.

Отдохнув, Жульен и Анна Сергеевна отправляются в путь. До дома остаются считанные километры, но Жульен делает остановку среди гор и показывает Анне Сергеевне каменную церковь. Она очень маленькая. Внутри никого, только тишина да Божья благодать. На стенах красивые иконы, на подставке бесплатные свечи. Это место, куда может зайти и усталый путник, и обыкновенный турист, и просто пастух, чтобы передохнуть и продолжить свой путь.

Оставшаяся дорога домой пустынна и безопасна. Ветер становится прохладным, но Анне Сергеевне горячо толи от счастья, толи от узо. Добираются домой Жульен и Анна Сергеевна уже к вечеру. Белая вилла дружелюбно распахивает перед ними ворота, и взгляду Анны Сергеевны открывается небольшой сад с лимонными деревьями и дикими розами. Жульен заносит чемоданы, но Анна Сергеевна даже не успевает их распаковать, как и рассмотреть дом. Наконец-то они вдвоем, больше ничего и никого. Лунный свет освещает всю комнату и пара сливается в таком долгожданном экстазе. И как будто и не было долгой разлуки. Жульен не упускает ни одного сантиметра дрожащего тела Анны Сергеевны, а она взаимно отвечает ему дикой страстью. Засыпают они только с рассветом, обессилев, опустошившись, но в тоже время наполнившись друг другом.

Утро пахнет кофе и свежими тостами. Анна Сергеевна открывает глаза и сладко потягивается под белой простыню. Жульен готовит завтрак, как когда-то. Такое доброе и настоящее – их утро. Когда возникает ощущение безграничного счастья, так хочется, чтобы жизнь остановилась именно в этом месте, застыла, сделала паузу, чтобы насладиться этим вкусом, впитать побольше и запомнить получше.  Анна Сергеевна босиком шлепает на кухню и находит там не только ароматный кофе, но и вкусно пахнущего Жульена. Когда женщина влюблена, то запах ее мужчины становится для нее самым желанным. Стол накрыт на террасе и завтрак проходит под аккомпанемент певчих цикад. Они стрекочут почти без остановки, делая легкий вдох и выдох, снова и снова заливаясь, и заливаясь своими трелями. Поют цикады в основном в жаркое время дня, живут на деревьях и кустарниках. Неподготовленного их пение может повергнуть в шок, но потом привыкаешь к ним и даже не замечаешь. Поют только самцы. Пение самцов цикад служит для привлечения самок. Анна Сергеевна допивает апельсиновый сок, а цикады продолжают свои трели.

После завтрака Жульен и Анна Сергеевна отправляются на прогулку. Жульен показывает Анне Сергеевне небольшую рыбацкую деревню, а потом они заходят в маленькое кафе на кофе. Хозяйка узнает Жульена и машет ему рукой. Пожилая женщина – владелица не говорит ни на английском, ни на русском, но четко знает, что именно хочет заказать Жульен, и готовит ему настоящий греческий кофе.  Попытка Анны Сергеевны заказать себе латте макиато заканчивается не столь удачно, и она получает растворимый кофе со сливками. На будущее Анна Сергеевна решает заказывать себе тоже кофе по-гречески.

Жульен показывает Анне Сергеевне местные достопримечательности и рассказывает историю. Деревня Агия Галини находится на самом южном краю Ливийского моря. В переводе с греческого Агия Галини означает Святое Затишье. Согласно легенде, это имя деревня получила от Византийской императрицы Евдокии, корабль которой попал в сильный шторм, и чудом уцелел, причалив в безветренной бухте. Императрица же пообещала построить церковь, посвященную Богородице, в благодарность о своем спасении. В Агия Галини находится и легендарная пещера Дедала и Икара, откуда им удалось выбраться с помощью склеенных воском крыл.

Жители деревни – очень гостеприимные и дружелюбные, всегда рады каждому посетителю в своих домашних тавернах и ресторанах. Из кухни преобладает, в основном, греческая, из напитков — узо и домашнее вино. Пока вы ожидаете основной заказ, вам обязательно принесут на аперитив овощи, сыр, хлеб и тцатцики. Греческое вино на вкус терпкое, с привкусом трав. Без выпить «на посошок», будьте уверенны, вас не отпустят. Анна Сергеевна пребывает в восторге и от деревни, и от острова. Но самое главное ее ждет впереди.

Сегодня дерзкий 911 остается дома, а Жульен седлает своего второго железного коня BMW R1200 GS, на котором можно отправиться хоть на край света. Ему под силу все дороги мира. Анна Сергеевна легко запрыгивает в седло немецкого зверя, но какое-то время чувствует себя напряженно. После истории со Степаном ей нелегко довериться железному другу, но им управляет Жульен, и со временем Анна Сергеевна расслабляется и начинает получать удовольствие от путешествия. Южная часть Крита до сих пор не очень популярна среди туристов, ее пляжи дики и нетронуты, как много лет назад. Жульен выбирает такие места, где за весь день не встречается ни одного человека.

Чтобы добраться до таких пляжей, надо приложить много усилий, но оно того стоит. Часть пути приходится пройти пешком, через порой острые камни и колючие кустарники. Жульен идет быстро и уверенно. Анна Сергеевна тоже пытается играть в сильную амазонку и не отстает от него, не подавая виду, что ей больно, если случается зацепить колючки кустов. Пляж чистый и пустынный, море, кажется, тоже уснуло и стоит полный штиль. Каменные пещеры готовы укрыть от палящего солнца. Вода бирюзового цвета, прозрачна настолько, что видно дно, галька разноцветная и похожа на драгоценные камни. Горы величественно окружают бухту. Песчаный бархан мягкий, но обжигающе горячий. Вокруг ни души. Море, горы и только двое – Жульен и Анна Сергеевна. В одежде нет необходимости, она только мешает наслаждаться и сливаться с природой. Моря очень много и от этого хочется кричать от счастья. Можно нырять, плавать, шалить, бегать по пляжу, лежать на горячих камнях, забыть о времени, забыть о проблемах, сложностях и просто быть счастливым. На обед Жульен и Анна Сергеевна едут в прибрежный ресторан, где подают только свежие рыбу и морепродукты. День заканчивается, ничего такого, все предельно просто. Завтрак и кофе по-гречески, прогулка узкими улочками, обед со свежо пойманным осьминогом и много моря. Счастье оно такое – в простом.

Остаток дня Анна Сергеевна и Жульен проводят на пляже. Солнце катится за горизонт, оставляя следы по всему небу. Неожиданно меняется ветер и песок начинает кружится в воздухе. Сначала это кажется просто неприятным, потом назойливым. Жульен решает быстро собрать вещи и вернуться к мотоциклу, до которого еще минут пятнадцать по берегу. Ветер усиливается и вместе с песком начинает подниматься и каменная крошка, которая больно бьет по ногам. Анна Сергеевна начинает вскрикивать от боли, а Жульен оборачивается и закрывает ее своим телом, принимаю каждую атаку на себя. Его объятия теплые и сильные, заботливые и такие мужские. Наверху ветер постепенно стихает и только легкие ссадины на красивых ногах Анны Сергеевны напоминают о прошедшем шквале.

На ужин Анна Сергеевна надевает свое самое красивое бирюзовое платье, оно под цвет глаз Жульена. В этот вечер Анна Сергеевна особенно красива. Бронзовый загар добавляет ее телу еще большего лоска. Каштановые волосы мягко падают на плечи. Губы еще не остыли от поцелуев Жульена. Она двигается легко и грациозно. Все мужчины в ресторане тайком сворачивают головы в сторону Анны Сергеевны, а хозяин ресторана сообщает, что она первая девушка на побережье с таким красивым именем. Женщина красива, когда любима. Жульен никогда не говорил о любви, да и в комплиментах он всегда был скуповат, но не сегодня. В эту ночь он не сводит глаз с Анны Сергеевны и глаза его наполнены теплом. Он очень рад ее приезду, ее быстрому, но твердому решению принять его неожиданное приглашение. Но по-прежнему Жульен не говорит ни о чем серьёзном, а Анна Сергеевна не осмеливается завести об этом разговор. Чем в этот раз закончится для нее поездка? Очередным падением и очередной смертью? А быть может хэппи энд все-таки существует? Кто перед ней в этот раз – жестокий Минотавр или спаситель Тесей? Откроет ли Жульен свое сердце или снова выберет путь отшельника? Анна Сергеевна отогнала назойливые мысли и ответила Жульену всей своей нежностью, которую накопила за день.

Утром Анна Сергеевна проснулась от пения цикад. Ццццэээеееее….цццэээеееее, цццэээееее…счастьееее…счастьеее…счастьееее….есть, — вдруг отчетливо услышала Анна Сергеевна. Жульена рядом уже не было, на кухне тоже было тихо, еще несколько минут Анна Сергеевна слушала послание цикад, а потом вышла на террасу. Было десять утра. На столе Анна Сергеевна увидела записку от Жульена и ключи от машины. Жульен уехал кататься на мотоцикле в горы, обещал вернуться к обеду. Прозрачная грусть легко коснулась Анну Сергеевну, но она тут же смыла ее под утренним душем. Анна Сергеевна не хотела завтракать дома и, быстро собравшись, отправилась в город.

Легкий белый комбинезон – идеальный наряд для утра и хорошо смотрится на фоне 911, который смиренно ждет ее во дворе. Но есть одно «НО». Это коробка передач. Последний раз на механике Анна Сергеевна ездила на своем первом Peugeot 206 cc много лет назад, и вот теперь ей придется вспомнить, как это было. Анна Сергеевна уселась за руль и включила зажигание, вслух успокаивая себя и подбадривая. Медленно рыча, 911 выкатился на дорогу, и Анна Сергеевна, пропустив поворот в центр, рванула в сторону гор. Машин на трассе было немного, но Анна Сергеевна сразу почувствовала себя королевой автострады, а все проезжающие водители автоматом вступили в ее фанклуб. Красивая девушка за рулем красивого автомобиля, утром, среди гор. Это бодрит. Недолго думая, следуя примеру Жульена, Анна Сергеевна переключается в спорт-режим и «новый поворот, и мотор ревет». Никакой утренний кофе не взбодрит так, как ранняя прогулка среди гор на 911. Это самое бодрое утро, которое только можно себе представить. Через час Анна Сергеевна возвращается в сонный город, чтобы выпить кофе и позавтракать. Она выбирает кафе у самого причала. Адреналин возвращается в норму, и Анна Сергеевна спокойно завтракает. К кофе она заказывает фруктовый смузи и пирог со сливочным кремом. Какое-то время Анна Сергеевна прогуливается по набережной, потом заглядывает в местные торговые лавки и совершенно забывает о времени. Она примеряет шляпки, платья, шарфики, покупает кучу бижутерии и сувениров, а также голубую рубашку в подарок Жульену. Возвращается Анна Сергеевна домой в приподнятом настроение уже к обеду.

Жульен вернулся после горной прогулки. Он был высоко в горах, где лежит снег и веют холодные ветра. По дороге домой он нашел красивую каменную бухту, к которой с вершины горы ведет каменная лестница, старательно сделанная человеком. Ниже, у самой воды, камни уложены ровно-ровно, образовывая таким образом удобный каменный пляж. Кто автор этого проекта, неизвестно, но бухта Божественно красива. В ней всегда абсолютно спокойно и безветренно. У самой скалы находится каменная джакузи с теплой, почти горячей водой. Весь день, до самого вечера Анна Сергеевна и Жульен провели в этом каменном королевстве. Жульен нырял и занимался водной охотой, Анна Сергеевна грелась на теплых камнях, принимала солнечные ванны и плавала с маской. Жульен оказался умелым охотником и на ужин были пойманы два больших осьминога, кальмар и крупная рыбина. Закат Жульен и Анна Сергеевна встречали в каменной джакузи, вода в которой к концу дня стала, как парное молоко. За весь день на каменном пляже так никто и не появился. Природа, море, пляж и даже скалы – все были в сговоре и не хотели нарушать романтическую идиллию этой пары.

Но любая сказка подходит к концу, и дней до отъезда Анны Сергеевны оставалось все меньше и меньше. Жульен по-прежнему был нежным, но отстранённым. Анна Сергеевна старательно избегала неловких пауз и разговоров о будущем. Она всем своим сердцем понимала, что это именно тот мужчина, ради которого она готова рискнуть и поставить на карту все, что у нее было – устроенный быт, стабильную работу, абонемент в дорогой спортивный клуб, ежегодный шоппинг в Милане. Анна Сергеевна была готова разделить с Жульеном все, что у нее есть, стать для него Единственной, желанной и любимой. Она шла дорогой своего сердца, которое подсказывало, что это ее правильный путь. А вот ум упрямо ворчал и предупреждал о возможной ошибке, а логика подливала масла в огонь, приводя неоспоримые факты закрытости и непостоянства Жульена, его долгого молчания и неопределенности. Кто же Жульен на самом деле? Жестокий и ненасытный Минотавр, которому просто нужна очередная жертв, чтобы потешить свое самолюбие?  Кто победит в этот раз – сильный зверь или отважный и благородный герой? Анна Сергеевна скрепляла крылья своих надежд льняными нитками и воском, которым, как и смелому и отчаянному Икару, было суждено упасть. Каникулы закончились быстро и неожиданно, а нажать на паузу так и не получилось.

Улетали Анна Сергеевна и Жульен в один день, но в разных направлениях. Ее ждал родной город, а его новая страна и новые проекты. Его новым местом назначения был Иран, где Жульен планировал засесть на несколько лет и запустить свой новый проект. Он был одержим новой идеей и новой страной. В аэропорту Жульен нежно поцеловал Анну Сергеевну и, прошептав «до встречи», исчез на паспортном контроле. Оставшись одна в аэропорту, Анна Сергеевна долго бродила по магазинам, покупая разные  сувениры друзьям и знакомым. Неожиданно она увидела знакомый профиль и вздрогнула от неожиданности. Это был не Жульен, а только похожий на него мужчина. И, повторно окинув незнакомца взглядом, Анна Сергеевна не нашла абсолютно никакого сходства. Чуть позже уже при посадке в самолет у Анны Сергеевны еще раз взволнованно забьется сердце, но, конечно же, это будет не Жульен. Боинг авиалиний Иран Эйр уже давно исчез за горизонтом, и снова между Анной Сергеевной и Жульеном росло расстояние в тысячи миль, физически Жульен уже был очень далеко, но тело Анны Сергеевны еще хранило теплоту его объятий. Растерянно она пыталась как-то собраться, отвлечься и успокоится.

Объявили посадку, и Анна Сергеевна быстро зашагала в сторону своих ворот. Самолет привычно набирал высоту, Анна Сергеевна грустно смотрела на стремительно уменьшающиеся внизу горы и море. Вместе с ними уменьшалась и таяла ее надежда. Она улетала из сказки, в которой ей так хотелось остаться. Чуть позже стали разносить напитки, а потом к Анне Сергеевне подошла стюардесса и загадочно сообщила, что у нее есть послание для Анны Сергеевны. Убедившись в том, что это именно Анна Сергеевна, стюардесса передала ей небольшой сверток, в котором лежали письмо и маленькая коробочка.

Внутри коробочки было кольцо, а в письме только несколько слов «Все только начинается. Ж».

Продолжение следует…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>