Милый друг

милый_друг_20

На днях Анне Сергеевне предстояло одно скучное мероприятие, куда она как арт директор была приглашена. В принципе, все подобные стандартные мероприятия Аня находила скучными, но по долгу службы должна была их посещать. Всегда повторяющийся сценарий – официальная часть, банальный обмен визитками, презентация своих возможностей, деловые рукопожатия, общение со старыми и перспективными бизнес-партнерами. Чуть позже вся эта тусовка напивалась, и общение становилось менее формальным.  Девушки улыбались все шире и шире, а мужчины расстегивали верхний ворот рубашек, и на их красных от водки и пива лицах выступали капельки пота. Обычно в такие моменты Анна Сергеевна предпочитала убегать с вечеринок.

Сегодняшнее мероприятие имело место быть в лесном заведении и, помимо стандартной программы, добавились еще жирные комары, жадно пожирающие тела подвыпивших гостей. Анна Сергеевна предпочитала уходить по-английски, стараясь не привлекать внимание.

В этот раз она планировала проделать этот же номер. Но на входе ее задержал знакомый фотограф, с которым ради приличия пришлось перекинуться еще парой фраз, когда Анна Сергеевна почувствовала на себе чей-то внимательный взгляд. Машинально она достала визитку и вручила ее смотрящему, а также выдала стандартную профессиональную мини-презентацию.

Нового знакомого звали Анатолий, и он был начинающим архитектором. Видя, что Аня достала ключи, он уточнил, не едет ли она в сторону города, и может ли подбросить его и пару его знакомых. After party pick up было стандартным правилом в подобных тусовках, и Анна Сергеевна сразу согласилась. Она, бывало, и сама падала кому-то на хвост, если хотела пропустить парочку бокалов и расслабиться. Ребята были не настроены так быстро заканчивать свой вечер и попросили подвезти их к ближайшему кинотеатру.

Едва Анна Сергеевна зашла в свою квартиру, как зазвонил IPhone. С неизвестного номера раздался приятный мужской голос, который сразу извинился за столь поздний звонок и представился. Это был ее новый знакомый Анатолий. Как и у кого он так быстро раздобыл ее телефон, для Анны Сергеевны навсегда осталось загадкой.

Но проговорили они в этот вечер целый час. У них оказалась масса общих знакомых, интересов и предстоящих мероприятий. На следующий день Толик пригласил Аню в кино. Потом они допоздна гуляли по вечернему городу. Говорили обо всем. Анатолий начинал свои первые проекты и с радостью делился с Аней своими мыслями. Все было так естественно и так мило.

Единственный момент, который смущал Анну Сергеевну, — был возраст Анатолия. Нет, он не был юным, наоборот – казался достаточном зрелым и даже в уголках его красивых серых глаз были легкие морщинки. Спрашивать о возрасте было неловко, но Анна Сергеевна решилась и задала этот вопрос прямо в лоб. Толик, не задумываясь, ответил, что ему 27. Хуухх, у Анны Сергеевны отлегло от сердца. В свои 32 она выглядела на 26.

Весна была в разгаре, и гормоны делали свое дело. Встречи становились все чаще и чаще. Анна Сергеевна понимала, что ее затягивает, но Толик был таким милым, что она теряла над собой контроль. В конце концов каждая приличная девушка всегда заводит роман с партнером, который несколько моложе ее.

Перед очередным свиданием Анна Сергеевна решила заскочить на мойку и отполировать свой белоснежный финик. Она уже садилась в машину, как ее тонкий высокий каблук неожиданно попал в сливную решетку, и Аня слегка подвернула ногу. Но вроде все обошлось, и девушка прыгнула в машину.

До встречи с Толиком оставался час. Пока она ехала домой, чтобы переодеться, нога начала потягивать и ныть, а на подъезде к дому стала уже конкретно болеть. Из машины Аня уже выпрыгнула на одной ноге. До лифта с горем пополам ей удалось доскакать, но из лифта без сторонней помощи ей уже было выбраться не под силу. К счастью, на лестничной площадке Аня встретила молодого человека и без ложной скромности попросила его помочь ей спуститься по лестнице.

В квартире Анна Сергеевна осмотрела ногу, которая уже вся горела и стала отекать. Вариантов не было, и Анна Сергеевна набрала Анатолия. К этому моменту нога отекла еще больше и уже не помещалась в туфлю. Анна Сергеевна со страхом смотрела на уродливую толстую ногу ниже косточки и уже была готова разрыдаться, как вошел Толик.

Он бросился к бедной Ане и сразу принял решение ехать в ближайшую больницу. Идти Аня уже не могла, и Толик понес ее на руках. Очень осторожно он спускался по лестнице все пять этажей и даже не устал. От него так вкусно пахло, что невольно Анна Сергеевна прижалась к нему еще крепче.

Боль нарастала стремительно, и Аня едва ее сдерживала. До больнички было ехать минут десять, но Толик ужасно переживал. В БСП было не очень людно, но свободных каталок не оказалось, и Анатолий поднял Анну Сергеевну на руки. Он аккуратно поставил Анну Сергеевну на здоровую ногу только перед самой смотровой. Нужен был рентген, и Толик снова поднял Анну Сергеевну на руки. Так он и носил ее от кабинета к кабинету, осторожно то опуская, то поднимая.

То ли аппарат не работал, то ли снимок был неясный, но врач поставил диагноз «скрытый перелом» и предложил наложить гипс, но потом, посовещавшись с коллегой по нардам (в промежутках между осмотрами больных они резались в нарды), ограничился тугой повязкой и рекомендовал подождать до утра, сделать новый снимок уже в нормальной клинике и с нормально работающим аппаратом.

Посоветовавшись с более адекватными врачами по телефону, было принято решение покинуть клинику и к тугой повязке рекомендован противовоспалительный гель и обезболивающие. Спустя пару часов Анне Сергеевне стало полегче, действовали колеса и гель, но ходить она пока не могла.

В суши-бар Толик занес Аню на руках, как она не сопротивлялась, также донес до столика, а потом обратно к машине. Все девушки вокруг завороженно смотрели на них, а мужчины уважительно отодвигали стулья. Как геройски не старалась держаться Анна Сергеевна, но Толик так и не согласился оставить ее ночевать одну. Вот так вот обычная сливная решетка изменила весь ход этого милого вечера.

В отношениях Анатолия и Анны Сергеевны было что-то трогательно милое, мимишное. Она — постарше, поувереннее в себе, но еще такая юная и наивная. Анатолий — такой юный, но уже зрелый. Он старался изо всех сил казаться старше и серьезнее. Он зацепил самые дальние струны Аниной души и постепенно вытягивал из нее все ее засевшее глубоко прошлое. Владел ли он навыками НЛП или просто был сыном доктора психологии, но Аня открылась ему карта за картой и, кажется, влюбилась.

Они гуляли долгими летними вечерами по городу, держась за руки, целовались посреди белого дня на улице, сидели в дешевых кафешках и брали билеты в кино на места для влюбленных. И, как положено, однажды крепко напились шампанского, празднуя первый проект Анатолия, и остались вместе ночевать. Ясное дело, что двое молодых влюбленных не стихи читали друг другу, а детально изучали тела друг друга до самого рассвета.

Розовым утром Аня вышла на кухню заварить крепкий кофе себе и любимому. Поднимая разбросанную на полу в порыве страсти одежду, она нашла водительское удостоверение Толика, которое выпало из кармана. Дата рождения, указанная на пластиковой карточке, подействовала на Аню лучше любого крепкого кофе. Анатолию было 22. Реальная разница между ними составляла 10 лет.

Так он и застал ее застывшую на кухне с его пластиком в руках. Растерянная Анна Сергеевна не могла ничего сказать и молча достала свой пластик и передала Анатолию. Он же прояснил ситуацию очень просто – притянул Аню к себе и нежно поцеловал. Дальше никого 10-летняя разница в возрасте не смущала, и парочка на полную погрузилась в отношения.

Толик резко стал взрослеть, переехал от родителей на съёмную квартиру и погрузился в рабочие проекты. Квартирка была простой и бедной на последнем этаже старой хрущевки далеко от центра. Но Анна Сергеевна часто заезжала к нему в гости из своего гламурного центра и была единственным украшением этого убогого жилья.

Первые проекты, первые бонусы, первый деловой костюм, который они вместе выбирали. Толик был из интеллигентной семьи гештальт-психолога и обычного служащего. И решение сына отделиться и жить отдельно было для его родителей немного неожиданным. Но они приняли его решение и смирились.

Не очень часто, но Анна Сергеевна оставалась у Толика ночевать. Она ненавидела старый продавленный диван, после ночи на котором у нее ужасно болела спина. В ванной комнате лишний раз тоже не хотелось зависать, да и вся квартирка была в общем стремная. Но не было ничего прекраснее, чем утренний кофе в сильных объятиях Анатолия. От него пахло молоком, как и от утреннего крепкого кофе, сваренного им для нее.

Однажды ранним утром они стояли на балконе, ловя первые лучи солнца и нежась в объятиях друг друга. Толя попросил Аню своими ступнями стать ему на ноги, чтобы ее ноги не замерзли. Он нежно гладил ее волосы, и Анна Сергеевна вдруг поняла, что хочет от него ребенка. Была суббота, и парочка решила еще поваляться в постели.

Неожиданно раздался звонок в дверь. Толик не спешил открывать, так как он никого не ждал, но потом зазвонил его мобильный. Это была мама Анатолия. Как и все мамы, она решила проведать своего сына и пришла без предупреждения.

Знакомство было коротким, но Анна Сергеевне почувствовала себя бумагой формата А4, зажатой в сканере. Мама Толика, психолог по образованию, была сдержанной и милой, но ее материнское сердце уже было на чеку.

Анна Сергеевна, ссылаясь на срочную встречу, засобиралась и уехала. Кто-то в этой квартире был точно третьим лишним. Мама явно не одобрила эти отношения своего сына, но отнеслась к ним по-философски и попросила Толика пользоваться презервативами.

Со временем количество проектов у Анатолия увеличилось, что прямо пропорционально отразилось и на содержании его холодильника. Процентное соотношение спиртного к продуктам стало составлять 90% к 10%. Толик частенько набирался после работы дома или где-нибудь по дороге. Возможно, это был такой способ самовыражения или поиска себя. Возможно, парню просто нравилось бухать.

Но однозначно алкоголь действовал на Толика не очень интеллектуально. В таком состоянии он становился похожим на тупое животное, мычащее и возмущающееся, сидящее за игровой приставкой.

Однажды утром, будучи еще пьяным после очередной вечеринки, Толик спросонья встал и помочился в ноутбук, который стоял в углу. Неизвестно, что ему там приснилось, но это была их последняя встреча с Анной Сергеевной. Потом он еще пытался реабилитироваться и оставлял цветы у консьержки, но Анна Сергеевна была непреклонна. Вот так невинное утреннее мочеиспускание может убить настоящее чувство.

Вердикт Мамы Любы: «Непригоден. Мужчина должен быть зрелым, а учить ходить на горшок и воспитывать нужно своих детей, а не парней.»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>